Президент США Дональд Трамп конце мая 2018 г. заявил, что фармацевтические компании собираются сделать добровольное, массовое снижение цен через две недели. Издание The Washington Post разбиралось, почему этого так и не произошло.

Две недели спустя после заявления президента секретарь службы здравоохранения и социальных служб Алекс Азар признал, что прогноз президента Трампа не сбудется. По словам Азара, фармацевтические компании хотят добиться существенного снижения цен на лекарства, но сталкиваются с препятствиями.

Почти четыре недели, Белый дом не объясняет, почему цены не снизились, но намекает, что все еще возможно. «Мы не собираемся опережать какие-либо предстоящие объявления», — сообщил по электронной почте заместитель пресс-секретаря Белого дома Хоган Гидли.

Представители фармацевтических компаний и страховщиков, управляющие аптеками, дистрибьюторы работают с администрацией в плане того, как ответить на призыв президента Трампа помочь пациентам платить меньше за отпускаемые по рецепту лекарства, заявила пресс-секретарь департамента здравоохранения и социальных служб.

После более чем года обещаний снизить цены на лекарства, молчание, последовавшее после недавних замечаний Трампа, свидетельствует о том, что власти не могут предложить быстрое решение проблемы высоких цен на лекарственные средства, пишет The Washington Post.

Администрация, вероятно, будет громко приветствовать первую компанию, которая пойдет на добровольное снижение цены пусть даже на один препарат.

Некоторые эксперты в области здравоохранения говорят, что они не удивятся, если появятся заявления фармкомпаний о снижении цен. В конце концов, фармацевтические компании в течение многих лет утверждали, что добровольные действия, такие как обещания некоторых компаний ограничить повышение цен десятью процентами, — лучший способ решить ценовую проблему. Но даже значительное снижение цен на важный может быть скорее трюком, чем решением.

«Добровольные сокращения цен — это не настоящая политика, которая привела бы к устойчивым и устойчивым изменениям на рынке», — уверен директор Центра результатов политики здравоохранения в Memorial Sloan Kettering Cancer Center Питер Бах.

«Я бы не удивился, увидев какое-то действие индустрии, которое будет характеризоваться как политическая уступка администрации, — добавил Бах. — Вероятно, произойдет то, что некоторые цены упадут на 20%, но на другие продукты они повысят цену на 50%».

В начале июня десять крупных фармацевтических компаний ответили сенаторам Элизабет Уоррен и Тине Смит, что у них не конкретных планов по снижению цен. В то же время, пишет The Washington Post, Bayer поднял цены на два онкологического препарата более чем на тысячу долларов в месяц через две недели после того, как Трамп анонсировал снижение цен на лекарства. Еще одна компания – Novartis – заявила, что планирует увеличить цены на некоторые препараты в текущем году.

Многие фармацевтические компании говорят, что необходимо изменить обсуждение ценообразования. Они, как правило, указывают, что ощутимый прирост стоимости лекарств дают посредники между компанией и пациентами. Несколько производители говорят, что средний рост цен на лекарства из их портфеля достаточно скромный и иногда отрицательный.

Полдюжины фармацевтов, с которыми связался The Washington Post, отказались комментировать тему снижения цен.

Источник: pharmvestnik.ru